Май
5

Их любовь была недолгой, но длилась всю жизнь.

В преддверии праздника — Дня Победы, хочу вам представить одну историю,  которую нашла в газете. Трогательная история военной любви. Сейчас такого не бывает!

Их свела война. Она же потом их и разлучила. Но несмотря ни на что, они сумели пронести свою любовь через всю жизнь.
Лизе было 18 лет, когда началась война. Она как раз только выучилась на сандружинницу, а потому повестку получила одной из первых.
— Конечно, страшно было с одной стороны, — вспоминала позже Елизавета Сергеевна, — но с другой, думали — вот именно мы сейчас немца и победим. Тогда казалось, что от каждого многое зависит…
Батальон, в который она попала по распределению, перебросили под Сталинград, где он принимал участие в уничтожении группировки Паулюса. Шли ожесточенные бои и страшнейшие бомбёжки.
Лиза вытаскивала из-под обстрелов раненых бойцов и плакала — от страха и жалости к ним.
— Ой, мамочки, какая жуть была! — у неё и сегодня при воспоминаниях о пережитом наворачиваются слёзы, — каждый раз не знаешь — выберешься ли сама. А уж ребят-то как жалко было! Молодые, здоровые, только бы жить да жить…
Как-то на её руках умер совсем молоденький солдатик — её ровесник. Лиза представила, что в мирной жизни они вполне могли бы влюбиться друг в друга и жить счастливо вместе. И тут она так испугалась, что ни-ког-да уже больше не будет прежней жизни, с её влюблённостями и беззаботным счастьем!
— И такая меня ненависть на этого фашиста проклятого взяла, — вспоминала потом Елизавета Сергеевна.
Долгое время эта ненависть была единственным сильным чувством, которое жило в её сердце. Но однажды в дивизию, где Елизавета служила медсестрой, назначили нового майора.
Майор тот был красив и статен. Но уж слишком суров и мрачен. Лизу с девчонками он изводил бесконечными придирками, да и остальным от него доставалось. Лиза считала его страшным занудой и поэтому недолюбливала.
Но однажды, заскочив в блиндаж, она случайно застала майора, рассматривающего какую-то фотографию. Он резко обернулся на её шаги, судорожно засунул фотографию в карман и недовольно посмотрел на Лизу. И тут она к своему удивлению заметила в глазах этого железного человека… настоящие слёзы.
Она даже дар речи потеряла от потрясения. «Тебе чего?» — грубее, чем обычно, поинтересовался майор. Лиза от испуга даже не смогла ничего объяснить и пулей выскочила из блиндажа.
Но для себя она твёрдо решила во что бы то ни стало выяснить историю сурового майора.
Оказалось, что в Белоруссии у него остались жена и маленький сын. Они, как назло, перед войной поехали из Ленинграда погостить к родителям жены в белорусскую деревушку. Да так там и остались.
А незадолго до перевода в Лизину дивизию майор узнал, что деревню, где гостила жена с сыном, немцы спалили дотла.
Говорили, что он от отчаяния даже хотел себе пустить пулю в лоб. Но потом, благо, одумался и решил, что «лучше будет мстить фашистскому гаду за смерть своих самых дорогих людей».
Правда, озлобился майор не только на немцев, но и на остальных людей, которые, в отличие от жены с сыном, остались жить.
— Я когда эту историю узнала, у меня аж сердце от жалости зашлось, — вспоминает Елизавета Сергеевна, — так захотелось его приласкать, обогреть…
Напрямую она, конечно, своего желания выказывать майору не стала, но начала осторожно проявлять заботу. Майор поначалу смотрел на неё, как и на всех остальных, исподлобья, но постепенно стал относиться к ней более доброжелательно.
Когда в один из дней на приветствие Лизы он дружелюбно кивнул и даже ответил: «Здравствуй», она поняла, что влюбилась в него без памяти.
— Но признаться же я ему не могла, — в глазах Елизаветы Сергеевны проскакивают озорные искорки, — во-первых, что бы он обо мне подумал, а во-вторых, вдруг бы сказал, что не любит? И что тогда?
Но однажды они оказались вдвоём в блиндаже. Майор изучал какую-то карту на столе. Лиза смотрела-смотрела на него с нежностью, а потом не выдержала и провела рукой по волосам, половина из которых уже были седые. Обоих как будто огнём обожгло.
Кто-то скажет, что война не место для любви. Но разве настоящее чувство выбирает время и место?! — считает Елизавета Сергеевна. — И когда всё вокруг умирает и бедствует, вот эта возможность любить ценнее вдвойне…
… Валентин — так звали майора, после той ночи как-то преобразился. И хотя они поначалу старательно скрывали свои отношения, многие всё же заметили, что майор стал куда мягче и человечней.
Лиза боялась, что когда все вокруг узнают об их любви, то непременно её осудят — у человека семья погибла, а она, получается, на чужом горе своё счастье строит.
Но народ к их любви отнёсся с пониманием. Многие даже откровенно радовались за Валентина, который вновь обрёл счастье.
— Жену и сына он, конечно, не забыл, и нельзя было сказать, что он их на меня променял, — объясняет Елизавета Сергеевна. — Нет, он их помнил и мстил за них фашистам. Но в его сердце вновь появилась надежда и вера, что у него ещё будет жизнь.
В марте 1945 года они поженились. Это была, правда, не настоящая свадьба — расписаться они решили после войны, когда окончательно разобьют фашистов и вернутся в родные края, когда наступит мирная и счастливая жизнь.
Но однополчане, очень переживавшие за них обоих, устроили настоящую свадьбу — с накрытым столом, тостами в честь молодых и даже танцами.
Тогда на свадьбе они дали друг другу слово всегда быть вместе, если только смерть от фашистской пули не разлучит их.
Сколько в тот вечер было сказано добрых слов, сколько пожеланий долгой счастливой совместной жизни прозвучало! Увы, им не суждено было сбыться…
… А потом была Победа! Радость была великая!
— Крик, шум, стрельба, — вспоминает Елизавета Сергеевна. — Все кругом плакали, целовались, обнимались, радовались. Невозможно передать, что это было! Радостно было, что уже не будет стрельбы и все теперь смогут вернуться домой. И любить теперь уже можно не боясь!
А потом Валентин получил письмо. Лиза навсегда запомнит тот день — он шёл ей навстречу совершенно растерянный и протягивал клочок бумаги.
На этом клочке, аккуратным женским почерком было выведено: «Здравствуй, дорогой наш и любимый папа…»
Оказалось, что семья Валентина чудом уцелела после расстрела деревни. Жена долго пыталась найти его, но удалось ей это лишь после войны.
— В этот момент я поняла, что настоящей свадьбы у нас уже никогда не будет, — вздыхает Елизавета Сергеевна.
О том, как они расставались, она вспоминать не любит — тяжко было.
— С одной стороны, я радовалась, что у любимого человека теперь всё хорошо будет, а с другой, понимала, что жить мне теперь без него, и сердце рвалось на части.
Валентин вернулся к жене и сыну. Поначалу они ещё переписывались с Елизаветой, но потом Валентин писать перестал. Обоим эта переписка ничего, кроме боли, не приносила, да и жена начала ревновать.
Он, конечно же, ей рассказал об их отношениях с Лизой. Та всё поняла и корить мужа не стала. Но мысль о том, что муж всё-таки думает о той женщине, не давала ей покоя. Валентин это быстро уловил и решил лишний раз не мучить.
Елизавета через десять лет после окончания войны вышла замуж уже в родном Горьком.
— Валентина я, конечно, продолжала любить — я его вообще всю жизнь любила, — признаётся она, — но мужу жаловаться было не на что. Я всегда была хорошей женой и матерью.
Она мечтала, что, когда родится сын, она обязательно назовёт его Валентином. Но родилась дочь — Валентина.
Двадцать лет назад жена Валентина сама написала Лизе. Оказалось, что Валентин при смерти, и жена просила Лизу приехать проститься.
Дочь отпускать её одну не рискнула и поехала вместе с мамой.
Они успели застать его живым. Валентин лежал в палате — постаревший, бледный, практически уже ничем не похожий на того бравого майора. Только взгляд, которым он посмотрел на Лизу, остался прежним.
Она просидела в его палате почти целый день. Оба плакали… Через неделю он умер.
Поначалу она каждый год ездила к нему на могилку в Питер. А сейчас, когда дальние переезды Елизавете Сергеевне стали не под силу, вместо неё ездит Валентина. Она каждый год отвозит на могилу майора цветы, отдавая дань военной маминой любви, озарявшей всю её жизнь.

ПОДЕЛИТЬСЯ:



Кроме того, интересно почитать :
    Моя Россия
  • Как хочется проснуться в мире, Где нет не воин, ни насилья, Где нет клеветческой молвы, Лишь запах скошенной травы, Лишь трели птицы сизокрылой, Закатов
  • с Днём рождения тебя! Аф-фт-Ар!
  • Сегодня, 17 октября, у Старлея - День Варенья! С чем его и поздравляем: В День рождения поздравления от нас всех - это
  • Слезы Родины
  • В продолжение темы патриотизма, не могу не высказать свое  мнение о нашей Великой Родине. Мне все чаще, в последнее время, приходит

2 комментария к записи “Их любовь была недолгой, но длилась всю жизнь.”

  • Vin+ovka 07.05.2011 - 17:33

    грустно..и красиво

  • Annap 07.05.2011 - 20:26

    Спасибо за прекрасные воспоминания о былых днях…Очень трогательная история, до глубины души…



Прокомментировать

заказдатасуммастатус
#30907.08.20171020 p.ожидает оплаты
#29206.01.2017780 p.отправлен
#29106.01.2017440 p.отправлен

Немного рекламы

Рубрики

Вопросы и Ответы

Активным читателям

Спонсор нашего блога




Последние комментарии

Облако меток

Желающим зарегистрироваться